Конфиденциальность

клиентов

Индивидуальный

подход

Направленность

на результат

Честность

и открытость

Бесплатные

консультации

Неприкасаемы - значит невиновны, вместо невиновны – значит неприкасаемы

Идеальные конструкции социальных и правовых отношений в обществе, в частности, о равноправности и справедливости, получавшие маломальское образование в Украине граждане изучали по учебным программам. С младых ногтей нам прививают убеждение что , якобы, перед законом все равны, но мудрый украинский народ вывел свою формулу, в которой некоторые баловни судьбы все же «равнее» других. Некоторые ушлые юристы, относительно недавно, а именно, после революционной судебной реформы в Украине, которая сделала судей назначаемыми, вместо выборных, сообразили, что для приобретения иммунитета от ответственности нужно стать судьей, выполнять команды тех, кто причастен к назначению, а потом можно, c  упоением собственной властью, топтаться по правам и свободам простых граждан, простодушно обратившихся за помощью в суд, чинить беззаконие и ничего за это не будет.

Адвокаты, которые в цивилизованных странах являются активным противовесом незаконным решениям судей,  потому что любой довод адвоката в любом документе (это может быть запрос адвоката, апелляция,  жалоба и др.) подвергается тщательному анализу, и реагирование адресата  получает не документ в целом, а каждый довод адвоката, приводимый им в документе. Но это в идеале и, к сожалению, не у нас. Любой адвокат в нашей стране подтвердит полное игнорирование судьями всех инстанций излагаемых адвокатом доводов, содержащихся в апелляциях, кассациях, запросах, жалобах адвокатов. Изуродованные традиции правосудия в Украине позволяют существовать положению, при котором адвокат готовит, допустим, кассационную,  жалобу на тридцати страницах, и получает определение или решение суда состоящее из одной строки – «изложенные в жалобе доводы не нашли своего подтверждения материалами дела». И все! И понимай как хочешь! Рядовым явлением является то, что доводы адвокатов, сделанный ими системный анализ применяемого или подлежащего к применению закона, которые приводятся в документах с авторством адвоката (тоже, кстати, юриста иногда превосходящего по квалификации судью, рассматривающего дело) на внимание судей, в условиях украинского правосудия, «не заслуживают».

В подтверждение вышесказанного, у каждого адвоката, практикующего право в Украине, найдется коллекция конкретных примеров, когда, казалось бы, железные, обоснованные буквой закона доводы в пользу определенной правовой позиции, уходили «в песок» неприкасаемого правосудия. На практике это означало, что безукоризненная, со ссылкой на соответствующие нормы закона правовая позиция по делу, не получала ни признания, ни опровержения судебным решением – судьи просто обходили вниманием доводы адвоката и вписывали в тексты решений откровенную глупость, логику которой постичь было невозможно. Для такого поведения судей наиболее подходило, и в таких случаях напрашивалось, высказывание «валять дурака». Каким же удивительным явлением для человека, которому адвокат объяснил, что «по закону он прав», являлось беспрепятственное прохождение таким решением  пересмотров всеми последующими судебными инстанциями! А случается это потому, что судьи вышестоящих инстанций не могут или не имеют времени/желания сопоставить написанное в решении с заявленными исковыми требованиями/возражениями  с законом и поступают наиболее легким способом – не разбираясь оставляют без изменений состоявшееся решение. В итоге лицо, подвергшееся  такой «защите» судами своих прав и интересов, пройдя «технически» со своей бедой все судебные инстанции, полностью лишено защиты, потому что защиту, в лице адвокатов в Украине не слышат, а их доводов не видят. В силу отсутствия персональной ответственности судей за содержание их решений, за игнорирование доводов юристов, представляющих сторону защиты,   судьи могли бы вовсе не мотивировать свои решения, от вступительной части содержания решений переходить сразу к резолютивной, это особенно удобно, если они (решения) рождаются не от «непорочного зачатия». Примеры решений, которые иллюстрируют вышесказанное настолько возмутительны, насколько беспомощным оказывается человек, который прошел все судебные инстанции без ответов на свои, обоснованные фактами и буквой закона, аргументы.  В подавляющем большинстве случаев  доводы проигравшей стороны по гражданским, хозяйственным, административным делам полностью проигнорированы судьями, которые воспользовались в решениях только удобными им доказательствами и трактовками в пользу выигравшей стороны, не выполнив задач полного и всестороннего рассмотрения дела. 

В уголовных процессах адвокат тоже является фигурой, присутствие которой судьи, со скучающим выражением лица, самоотверженно терпят в судебных заседаниях. Поскольку усилия адвоката не меняют сложившееся до суда обвинение, степень идентичности текстов приговоров с  текстами  обвинительных заключений (обвинительных актов) приближается к ста процентам. Это означает, что все события, происходящие в судебном заседании по уголовному делу (рассмотрение которого длится не один месяц и денег налогоплательщиков при этом тратится немереное количество), не находят своего отображения в судебном решении, 

Ярким примером, из личной практики автора этой статьи,  является случай, когда вместе с апелляционной жалобой на приговор Новомиргородского суда  Кировоградской области, в  Апелляционный суд этой  области был отправлен экземпляр обвинительного заключения с закрашенной маркером частью текста,  который был почти идентичен тексту состоявшегося приговора.   В апелляционной жалобе указывалось, что судья, получив от представителя обвинения текст обвинительного заключения на электронном носителе информации,  перенес его содержание в приговор, добавив только меру наказания, избранную для подсудимого.  Показания потерпевших, свидетелей,  других лиц, принимавших участие в деле, переместились в приговор в редакции, сформированной на предварительном следствии, тогда как в судебном заседании звучали иные показания этих лиц, а стороной защиты было представлено множество доказательств невиновности подсудимого в инкриминируемом ему преступлении, которые не нашли в приговоре не только оценки, но и упоминания о них.  При условии принятия во внимание судьей документированных доказательств защиты, несостоятельность обвинения была бы бесспорной и очевидной, поэтому доказательства защиты так и «остались находиться» в материалах уголовного дела, и оставление их без внимания позволило судье постановить обвинительный приговор.  Защитник осужденного,  с верой в состоятельность украинского правосудия, возлагал на апелляционное рассмотрение значительные надежды с учетом не только  упомянутых копировальных способностей судьи, но и в силу других допущенных неквалифицированным судьей грубых нарушений материального и процессуального права,  однако после оставления приговора без изменений стало ясно, что круговая порука судей является более мощным фактором, чем закон и человек.  Определения апелляционного суда также обошло молчанием  доводы и документы, предоставленные стороной защиты осужденного так, как будто их совсем нет в материалах дела.

Положение законодательства о том, что судебные решения, а значит и все что в них отображается, может быть предметом пересмотра лишь путем обжалования этого решения вышестоящими судебными инстанциями не отвечает конституционным правам человека и гражданина. Так, статьей 55 Конституции Украины предусматривает возможность защиты прав и свобод человека непосредственно судом. Эта статья включает возможность обжалования действий или бездеятельности должностных лиц,, к которым, разумеется, относятся и судьи,  а статья 124 содержит правило о безусловном распространении юрисдикции судов на все правоотношения, которые возникают в государстве. Буквальное понимание приведенных норм Основного закона, которые имеют силу прямого действия, позволяет лицу, в случае нарушения своих прав действиями или бездействием судьи, не обращаясь с жалобой в Высшую квалификационную комиссию судей Украины (ВККС), обратится в суд по обжалованию таких действий/бездеятельности судьи или группы судей, однако действующие в Украине законы, касающиеся судоустройства, ограничивают лицо только возможностью просить ВККС об открытии, в отношении виновного судьи дисциплинарного производства.  Высшая комиссия судей, не вдаваясь в аргументацию жалобщика, «отписывается» ему  одной фразой о том, что оснований для открытия дисциплинарного производства отсутствуют, а судебные решения подлежат обжалованию в вышестоящие судебные инстанции, при этом, не отделяет постановленные судьей решения от его конкретных действий/бездействия в процессе судебных слушаний.  Установлением ответственности судей за отсутствие в их решениях, определениях, постановлениях исчерпывающих ответов на запросы,  аргументы и доводы адвокатов, представляется возможным прекратить судебную вакханалию с бесконечными обжалованиями необоснованных решений. Достаточно простой для понимания тезис о том, что обоснованным решением можно считать лишь то, в котором рассмотрены и оценены ( мотивировано приняты или отвергнуты) все аргументы, почему то недоступно для понимания судьями и чиновниками, причастными к отечественной судебной системе. Есть уверенность в том, что если каждое судебное решение будет полным, и будет содержать ответы на все вопросы, которые поднимают юристы, принимающие участие в рассмотрении дела, эти решения будут более понятными, что исключит их обжалование для получения ответов на них в последующих судебных инстанциях.

 

Адвокат Лариса Журавская

Адвокатская фирма «НИКА»